Есть информация?

    Знаете интересный материал? Есть чем поделится? Мы рады корреспондентам и ждем от них писем на адрес [email protected]

    Наш проект существует благодаря Вашему участию!

У продажного адвоката Гульнары Смагул — племянник в антикоррупционной службе

Адвокат Гульнара Смагул дважды стала фигурантом дел о подстрекательстве к даче взятки, сообщает газета «Время».

В мае на страницах нашего издания был опубликован материал, посвященный начавшемуся судебному процессу по делу адвокатов Александра Блока и Гульнары Смагул. Юристам предъявлено обвинение в подстрекательстве к даче взятки и мошенничестве, и связана эта история с семьей бывшего председателя Единого накопительного пенсионного фонда Руслана Ерденаева. Оба адвоката представляли его интересы во время следствия, и, как позже заявила супруга финансиста Елена Ли, защитники убедили ее заплатить $150 тыс. за освобождение мужа. Деньги Елена передала, но ее супруг получил 12 лет лишения свободы. И вот теперь Блок и Смагул сами предстали перед судом», — говорится в сообщении в пятницу.

Гульнара Смагул, адвокат.

Как оказалось, эпизод с Ерденаевым далеко не первый в работе Гульнары Смагул. По словам карагандинца Алексея Черепушкина, еще в конце 2018 года адвокат якобы предложила ему развести дело в специализированном межрайонном экономическом суде Караганды за $10 тыс.

Я занимаюсь бизнесом, и одна из моих компаний была признана банкротом. Возникли вопросы по налогам, начались судебные разбирательства. Один из знакомых посоветовал обратиться к адвокату Смагул, которая помогла ему в аналогичной ситуации. Я с ней созвонился, показал документы, она сказала, что может решить проблему за $10 тыс. При этом $5 тыс. она возьмет в качестве гонорара, а еще $5 тыс. отдаст судье. Услышав такое предложение, я принял решение обратиться в антикоррупционную службу. Поехал в столицу, пришел в центральный аппарат и написал заявление. После этого началась разработка.

Алексей Черепушкин.

По его словам, чтобы привлечь адвоката к ответственности, необходимо было собрать убедительные доказательства.

Я привел к Смагул еще и своего знакомого Игоря Бондаренко. Ему также была необходима юридическая помощь, и адвокат заявила, что возьмется за его дело на аналогичных условиях: $5 тыс. ей и еще $5 тыс. – судье. Бондаренко тоже обратился с заявлением в антикоррупционную службу. Правда, потом возникли непредвиденные расходы: по делу Бондаренко суд вынес решение в его пользу, а мне отказал. Тогда Смагул заявила, что нужно еще $5 тыс., чтобы договориться с апелляцией.

Как сообщается, все это привело к тому, что в апреле 2019 года борцы с коррупцией провели операцию прямо в адвокатской конторе, где трудилась Смагул.

В марте 2019 года я отдал адвокату еще $5 тыс. А в апреле повез уже $10 тыс., где $200 были настоящими, а остальное – муляж. Тогда же Смагул взяли, и я был уверен, что действительно помог разоблачить человека, таскающего взятки судьям. Причем я помню, что мне о важности этого дела говорили большие люди из антикора, например, Кайрат Сунтаев, руководитель Нацбюро, к которому я заходил на прием.

Однако затем расследование, казалось бы, очевидного дела забуксовало.

Сначала дело перекинули из столицы в Караганду, что вызвало у меня определенные сомнения. К тому же меня отказались признавать потерпевшим: якобы я всего лишь свидетель, но ведь деньги я отдавал свои, как меня научили сотрудники антикоррупционной службы. В результате у меня не было возможности ознакомиться с материалами уголовного дела. В итоге в один день мой адвокат узнал, что дело прекращено. Как указано в постановлении, за недоказанностью. Как такое возможно, если антикоррупционная служба сама занималась расследованием несколько месяцев?

Алексей Черепушкин.

Отмечается, что постановление о прекращении есть в распоряжении редакции, и в этом документе действительно сделан вывод, что вину адвоката Смагул подтвердить не удалось, поскольку две передачи денег оказались не зафиксированы.

Получается, что остаются только показания свидетеля Черепушкина. При этом сама защитница заявила, что полученные деньги являются гонораром за юридические услуги, оказанные двум клиентам.

Из постановления о прекращении дела против коррупционера-адвоката Смагул.

Черепушкин отметил, что «просто шокирован этим решением».

Получается, адвокат берет деньги, чтобы договориться с судьей, прямо говорит клиентам, что будет давать взятку, потом антикоррупционная служба расследует этот факт, но делает вывод о недоказанности ее вины, хотя передача денег адвокату зафиксирована. Теперь мне говорят, что я просто оплатил гонорар!

Что самое интересное, как отмечается далее, антикоррупционная служба после завершения расследования предлагает Алексею забрать его деньги – ровно $200, вложенных в муляж.

«Это какое-то издевательство. Я действовал так, как меня инструктировали борцы с коррупцией: согласился на условия адвоката, носил ей деньги, отдал $15 тыс. Теперь же мне говорят, что возврату подлежат только $200, а все остальное – это гонорар. Скажу честно: руки после такого опускаются. Нам везде говорят, что победить коррупцию можно лишь общими усилиями, нельзя давать взятки, надо помогать разоблачать взяточников. Но вот на моем примере видно, чем это может закончиться, – я просто потерял свои деньги. Причем я даже был на приеме у Алика Шпекбаева, рассказывал об этой ситуации. Он дал команду разобраться, а потом вопрос снова спустили в Караганду, и это ничем не закончилось. И вот теперь я задумался: а есть ли вообще смысл обращаться за помощью в правоохранительные органы? И ведь меня предупреждали, что у Смагул племянник занимает высокую должность в карагандинском антикоре», — недоумевает Черепушкин.

Комментариев

Оставьте интересный комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Боковая панель