Есть информация?

    Знаете интересный материал? Есть чем поделится? Мы рады корреспондентам и ждем от них писем на адрес [email protected]

    Наш проект существует благодаря Вашему участию!

Как законы о борьбе с коррупцией обеспечивают вечность ее существования?

Мы уже писали о том, что запретительные законы с красивыми названиями принимаются властью скорее как нормативные. К таким законам относится декабрьский указ о недопустимости владения счетами, а также хранения наличных денег и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами Казахстана для чиновников и приравненных к ним лиц.

Рецепт такого пирожка очень прост: название закона должно полностью противоречить содержанию. Дело в допускаемых исключениях, через которые можно прогнать не одну отару чиновников, депутатов и политиков. В чем же смысл такого закона? В общественной легализации: если раньше наличие средств за пределами страны порицалось, но не наказывалось, то сейчас чиновники получают легальное основание для открытия счета. Без тайн, бубнов и обрядов: на лечение бабушки от грибка на ногтях.

Другим законом Токаев ввел запрет на УДО (условно-досрочное освобождение) обвиненных по коррупционным законам. Название закона также не соответствует содержанию. УДО допустимо в двух случаях:

  • Граждане из социально уязвимых слоев населения подпадают под УДО. К ним отнесены беременные, женщины, имеющие малолетних детей, мужчины, воспитывающие в одиночку малолетних детей, женщины в возрасте 58 лет и старше, мужчины в возрасте 63 лет и старше, а также инвалиды первой и второй групп.
  • УДО доступно и тем, кто выполняет все условия процессуального соглашения о сотрудничестве.

Женщины практически неуязвимы: они или старше 58 лет, или беременные, или воспитывают детей. Посадить женщину на реальный срок практически невозможно — любой юрист подтвердит.

Остальные «уязвимые» тоже довольно широкая группа. Но не столь широкая, как второе условие — «выполняют все условия соглашения».

«Соглашение» заменяет «деятельное раскаяние» в предыдущей редакции закона, позволяя произвол в применении УДО.

В результате в «борьбе с коррупцией» складывается достаточно колоритная картина: к коррупции причислены произвольные и тонко различимые преступления. Например, если Багдат Манзоров взял бы деньги и сделал то, что от него хотели, то он был бы коррупционер. Но поскольку он ничего не сделал, это другая статья — мошенничество. А мошенник — не коррупционер. Такие тонкости: если тебя поймали на взятке, вопи что ты всех хотел надуть и будет тебе счастье.

Произвольная применимость статей, произвольна применимость наказаний в деле борьбы с коррупции — это и есть один из вечных залогов ее существования.

Комментариев

У этой записи один ответ

  • Естественно, коррупционеры не будут принимать законы против самих себя, понты и показуха,лицемерие . Жаль ,что мы дошли до ручки, страна ,народ . Каждый народ заслуживает своего правителя,пока нам так удобно ,будет так как есть ,ворам тоже так удобно ,значит всех все устраивает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Боковая панель